Нью-Йорк, Нью-Йорк…

.

Итак, Америка. Пока истощенная двумя мировыми войнами Европа зализывала раны и восстанавливала экономику, Америка, оправившаяся после Великой депрессии 1930-х годов, вышла на первый план. И в первую очередь мы имеем в виду, конечно же, Нью-Йоркскую фондовую биржу.
Она начала свою историю в 1792 году. Именно тогда 24 нью-йоркских брокера, заключавшие сделки с ценными бумагами, по сложившейся традиции, в кофейнях, собрались под большим платаном на Уолл-Стрит и подписали соглашение о едином уровне комиссионного вознаграждения, взимаемого с клиентов, – минимум 0,25 % комиссионных золотом, а также о предоставлении друг другу льгот во время переговоров о продаже ценных бумаг (по сути, они обязались торговать только между собой).


Это соглашение историки и считают документом о создании фондовой биржи. Становлению ее весьма поспособствовала и война с Англией за независимость – после окончания войны правительство Штатов нуждалось в деньгах, и для привлечения средств выпустило облигации на $80 млн., которые и были размещены через только что основанную биржу.
Кстати, облигации независимой Америки покупали в основном те, от кого она получила независимость, – англичане. Но руководствовались они отнюдь не политическими соображениями, а личной материальной выгодой: проценты по облигациям были довольно высоки. Даже основанный в 1791 году американский центральный банк, Bank of the United States, был создан на английские деньги, причем инвестором наряду с простыми англичанами выступал и сам король Георг III.

В 1812 году, когда началась очередная война США с Великобританией, деятельность Нью-Йоркской биржи вообще прекратилась. Англичане подумали и решили, что если финансировать долги своего противника в прошлой войне с хорошей прибылью для себя еще приемлемо, то финансировать противника в идущей войне – это уже перебор. После окончания войны возобновилась и деятельность биржи, на которой продавались не только федеральные облигации, но и облигации штатов.

Начиная с периода гражданской войны в США (1861–1865 годы) и до 1900 года объем торговли на Нью-Йоркской фондовой бирже увеличился приблизительно с 1,5 до 50 тыс. акций в день, хотя в биржевой торговле пока еще участвовало довольно ограниченное число лиц и компаний. Впрочем, при этом уже 15 декабря 1886 года был поставлен рекорд – 1 млн. акций за один день. К 1900 году число компаний, акции и облигации которых торговались на Нью-Йоркской бирже, достигло 1200.
В отсутствие федеральных государственных органов, регулирующих рынок ценных бумаг, биржа сама вырабатывала необходимые для цивилизованного функционирования требования и вспомогательные инструменты. Так, в 1895 году биржа рекомендовала всем компаниям, чьи акции торговались на ней, представлять акционерам годовой отчет и бухгалтерскую отчетность.
Со второй половины XIX века в США начинают открываться и специализированные товарные биржи, первой из которых стала Чикагская. Вообще за 50 лет с середины XIX века до начала XX века в США появилось более 1600 (!) бирж, хотя большинство из них были мелкими.
Первая мировая война сыграла американцам на руку. Если к началу войны Соединённые Штаты были должником европейских государств, то вышли из войны они уже их кредитором. Нью-Йорк окончательно утвердился над Лондоном на позиции мирового центра инвестиционного капитала. В первое десятилетие после Первой мировой войны более 1700 выпусков иностранных ценных бумаг было размещено именно на американских биржах.
В 1923 году начался взлёт фондового рынка США, который длился целых шесть лет. Миллионы американцев не остались в стороне: все поголовно закупались ценными бумагами. Тактика совершенно нормальная в условиях растущего рынка, но она же весьма опасна при падении рынка. Известная легенда рассказывает: однажды уличный чистильщик обуви обмолвился Джону Рокфеллеру (который подошел почистить ботинки), что интересуется акциями, и тогда Рокфеллер, придя в свой офис, немедленно распорядился продать все бумаги. В ответ на вопросы коллег он пояснил: если акциями интересуются даже чистильщики сапог, обвал неизбежен. И он оказался прав.
В октябре 1929 года разразилась финансовая катастрофа. Краху предшествовал спекулятивный бум середины 1920-х годов, когда миллионы американцев инвестировали свои средства в акции. Растущий спрос на акции толкал вверх и цены на них, что привлекало всё новых инвесторов, желающих обогатиться. Этот замкнутый круг привел к образованию «мыльного пузыря». В то время покупатели акций широко использовали не собственные накопления, а ссуды коммерческих банков. Когда курсы акций пошли вниз, а кредиторы потребовали возврата ссуд, спекулянты начали продавать акции, и это еще более усугубило падение их курсов. Так, за 1929–1933 годы цена на акции корпорации «Крайслер» упала в 27 раз, «Дженерал Моторс» – в 80 раз, «Дженерал Электрик» – в 11 раз. К марту 1933 года общая стоимость всех акций составила 19 млрд. долларов, сократившись по сравнению с 1929 годом примерно в 4,5 раза (с 87 млрд долларов).

По официальной статистике, в 1929–1933 годах произошло 130 тысяч коммерческих банкротств, свое существование прекратили 5760 банков (примерно пятая часть банков США). Общество было не готово к происходящему, разорялись владельцы огромных состояний, а в гостиницах у человека, желающего снять номер на верхних этажах, спрашивали, для чего именно: для того, чтобы любоваться открывающимся видом, или для самоубийства. Биржевой крах 1929 года послужил хорошим уроком для финансового мира, и с тех пор на многих фондовых биржах практикуется приостановление торгов в случае слишком быстрого падения котировок.
Годы кризиса сделали очевидным тот факт, что рухнувший фондовый рынок тянет за собой и финансово-кредитную систему страны. Также американский опыт показал, что в отсутствие жестких правил на фондовом рынке всегда широко используются махинации.

И гангстеры, и теневые дельцы, разжившиеся миллиардами на нелегальной продаже спиртных напитков в период «сухого закона» в 1920–1933 годах, «отмывали» свои деньги именно через биржу. Назрела необходимость комплексного регулирования экономики. Эта задача стала решаться в ходе реформ Рузвельта. В 1933 году Рузвельт представил «Новый курс» – программу, которая состояла из жестких мер, подразумевающих прямое вмешательство государства в экономику на постоянной основе. Непосредственно биржевой сегмент затронули следующие нововведения. Был принят Закон о ценных бумагах, который усилил государственное регулирование первичного рынка ценных бумаг: стал неукоснительно проводиться принцип раскрытия информации (содержания инвестпортфелей фондов) для инвесторов; была создана Комиссия по ценным бумагам и биржам, которая централизованно регистрировала как профессиональных участников рынка ценных бумаг, так и все выпуски бумаг на государственном уровне; эмитенты при этом тщательно проверялись. На короткие продажи вводились ограничения. Фиктивные сделки и сделки по договоренности запрещались. Комиссия по ценным бумагам и биржам превратилась в авторитетный федеральный орган, способный привлечь к ответу даже сильных мира сего. Регулирование распространялось и на все вторичные рынки, включая внебиржевой сектор: была создана саморегулируемая ассоциация дилеров внебиржевого рынка, которая подчинялась Комиссии по ценным бумагам, – Национальная ассоциация фондовых дилеров. Сложно переоценить и значение Закона о банках (Закона Гласса-Стигала, который разработал систему федерального страхования вкладов и депозитов). В 1934 году была образована Федеральная корпорация страхования депозитов: все виды вкладов в размере не более 100 тыс. долларов подлежали страхованию. Американские финансисты назвали это событие самым значительным со времен гражданской войны между Севером и Югом. Закон Гласса-Стигала заложил основы регулирования инвестиционного дела: впервые в мире инвестиционный бизнес стал четко отделяться от традиционного банковского дела. В соответствии с положениями Закона коммерческим банкам США не разрешалось непосредственно заниматься инвестиционной деятельностью, а инвестиционным – принимать вклады и депозиты (только в 2000 году закон Грэма-Лич-Блайли отменил положения закона Гласса-Стигала, запрещавшие коммерческим банкам создавать дочерние компании по инвестированию в ценные бумаги и страхованию).
В 50-е годы американская биржа восстанавливала доверие инвесторов к рынку ценных бумаг. В рекламных роликах и текстах акции приравняли к товарам, в маркетинговых и рекламных кампаниях которых необходимо было указывать их опасное влияние на здоровье и благополучие человека (таким как сигареты и алкоголь). Вице-президент Нью-Йоркской биржи Руд Лоренс в рекламе услуг своей компании призывал индивидуальных инвесторов к осторожности, а в интервью на вопросы, легко ли заработать миллион, отвечал: “Я считаю, что это возможно, но я, конечно же, не буду советовать делать это с помощью акций”.
В 1960-х годах продолжающийся экономический рост привел к революционным переменам на Нью-Йоркской бирже: началось внедрение нового оборудования и переход на электронную форму торговли ценными бумагами, произошло также укрепление надзора за практикой биржевой торговли, затем последовала реструктуризация биржи и брокерских фирм. С 70-х годов XX века начинается новый этап развития Нью-Йоркской биржи, но о нем мы поговорим уже в следующем разделе.

Итак, мы осветили ключевые моменты истории развития бирж, последовательно переходя от одной биржи к другой по мере смены мирового лидера. В следующем разделе книги мы рассмотрим уже текущее положение дел, остановившись на значимых биржах различных континентов. Но сначала – «переходный» раздел, в котором мы «адаптируем» читателя при переходе от исторической части к современной, остановившись на некоторых базовых понятиях и терминах.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.